От Пауль Послать личное сообщение Ответить на сообщение
К All Информация о пользователе Ответить по почте
Дата 29.07.2019 21:36:48 Позвать санитаров Версия для печати
Рубрики Современность; ВВС; Игнорировать ветку Найти в дереве

Статья к недавнему обсуждению роли дальней авиации

http://vif2ne.org/nvk/forum/0/archive/2891/2891469.htm

От представителей, так сказать, авиационного лобби.

О роли стратегической авиации в современных условиях

Подполковник А.В. КОРОТЯЕВ (адъюнкт кафедры тактики дальней и военно-транспортной авиации ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия»).

Полковник B.C. МЕЛЬНИКОВ, кандидат военных наук (начальник 1 командного факультета ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия»).

Наметившаяся тенденция использования США и их партнерами по НАТО силовых методов разрешения политических и экономических противоречий в обход общепринятых норм международного права способна привести к обострению обстановки и возникновению военного конфликта в отдельных регионах, в который может быть втянута Российская Федерация.

Учитывая состояние сил общего назначения, находящихся в процессе коренного реформирования и перевооружения, можно говорить о значительном снижении их роли в обеспечении обороноспособности РФ не только в крупномасштабной, но и в региональной войне. Очевидно, что на ближайшую перспективу главным сдерживающим фактором для агрессора будет наличие у РФ ядерного оружия (ЯО), а также средств, обеспечивающих его гарантированное и эффективное применение. Таким образом, главным гарантом военной безопасности нашей страны на современном этапе остаются стратегические ядерные силы (СЯС)(1).

В периодической печати ведется оживленная дискуссия о перспективах дальнейшего развития СЯС в условиях наметившегося значительного сокращения стратегических вооружений ведущих ядерных держав - России и США(2). Звучат мнения о нецелесообразности дальнейшего развития авиационного компонента в составе ядерной триады РФ ввиду низких показателей боевой готовности и живучести стратегических бомбардировщиков(3). В связи с этим необходимо более детально рассмотреть роль стратегической авиации в системе стратегических действий и обозначить некоторые проблемные вопросы, решение которых позволило бы повысить значимость авиационных стратегических ядерных сил (АСЯС) в системе сдерживания и эффективность их применения в военных конфликтах.
_____________
1. Сиротинин Е. Сдерживание агрессии в контексте новой Военной доктрины Российской Федерации // Военная Мысль. 2010. № 5.

2. Арбатов А. Ядерный тандем как гарантия равновесия // Независимое военное обозрение. 2010. № 33.

3. Дворкин В. Будущее ядерных сил в тисках топорной дипломатии // Независимое военное обозрение. 2005. № 13; Храмчихин А. и др. Опасность ядерного разоружения. Перспективы создания новых российских ядерных сил // доклад Института национальной стратегии. М., 2009.


Анализ взглядов военно-политического руководства США на дальнейшее развитие стратегических наступательных сил говорит о том, что несмотря на значительное увеличение роли высокоточного оружия (ВТО) (крылатых ракет воздушного и морского базирования, управляемых авиационных бомб семейства «JDAM») при проведении военных операций предусматривается возможность ограниченного использования ЯО малой мощности для быстрого вывода из войны возможных противников путем нанесения «противосиловых» и «обезглавливающих» ударов. С этими целями предпринимаются попытки понижения порога возможного применения ядерных боеприпасов. Предполагается, что сама демонстрация решимости и готовности к нанесению превентивных ядерных ударов будет основным фактором, влияющим на разрешение кризисной ситуации в свою пользу(4). Кроме того, в американской печати появляются статьи, критически оценивающие текущее состояние ядерных сил США по сравнению с ядерными силами России. Так, в частности, в статье «Опасное будущее стратегических сил США» прямо говорится, что «...Россия создает ядерный арсенал двадцать первого века, а Соединенные Штаты нет. Если США не изменят курс и не предпримут необходимые шаги по модернизации своего арсенала, то Россия обеспечит себе стратегическое господство, получив соответствующие политические дивиденды...»(5). Понятно, что данные высказывания призваны обосновать дальнейшее выделение средств на развитие ядерных сил. В любом случае очевидно, что США продолжают делать ставку на достижение стратегического превосходства над Россией. Это при том, что в области развития обычных вооружений и ВТО США уже давно являются бесспорными лидерами. Здесь целесообразно процитировать высказывание небезызвестного американского аналитика Збигнева Бжезинского о том, «...что план уничтожения ядерного оружия - это план создания мира, в котором можно будет безопасно вести обычную войну. В мире не будет сил, способных противостоять неограниченной американской экспансии...»(6).
_____________
4. Либер К., Пресс Д. Сохранить американское средство устрашения // Foreign Affairs. 2009. № 6; Вильданов М., Лумпов В. Новая ядерная стратегия // Национальная оборона. 2010. № 5.

5. Тэйер Б., Скайпек Т. Опасное будущее стратегических сил США // Journal of International Security Affairs. 2009. № 16.

6. Белоус B.C. Противоракетная оборона и оружие XXI века. М.: Вече, 2002.


В нашей стране СЯС традиционно представлены триединой системой, включающей наземную, морскую и авиационную составляющие. Не умаляя значения РВСН как основного компонента СЯС, а также сил флота, рассмотрим факторы, обусловливающие повышение роли стратегической авиации в составе триады.

На сегодняшний день стратегические ракетоносцы дальней авиации являются универсальным ударным средством, способным решать поставленные задачи путем применения крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) как в обычном, так и в ядерном снаряжении. Кроме того, по взглядам американского командования, закрепленным в новой «Ядерной стратегии США», воздушный компонент триады (стратегические бомбардировщики) является в отличие от атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) и межконтинентальных баллистических ракет (МБР) наиболее выразительным инструментом сдерживания благодаря «видимости» присутствия сил стратегической авиации в передовых зонах. Данный аспект в полной мере применим и к отечественным АСЯС (рис. 1).


[205K]

Эффективность применения стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев по сравнению с другими компонентами СЯС значительно повышается за счет:

возможности уничтожения важных объектов с высокой степенью защищенности, расположенных в бункерах, туннелях, горных выработках, и т. д., что обусловлено более высокой точностью доставки боеприпасов к целям по сравнению с МБР и баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ);

способности нанесения выборочных ударов в случае ограниченного применения ядерного оружия. Точное поражение ограниченного числа выбранных целей боеприпасами малой мощности позволит, в отличие от МБР и БРПЛ с многозарядными головными частями большой мощности, избежать нежелательных сопутствующих потерь и дальнейшей эскалации конфликта;

меньшей уязвимости КРВБ по сравнению с баллистическими ракетами при преодолении противодействия системы ПВО-ПРО;

возможности эффективного применения КРВБ для борьбы с пассивными и активными элементами самой системы ПВО-ПРО;

полного использования фактора сдерживания в критический момент принятия решения на применение ЯО за счет сравнительно большой продолжительности полета стратегических бомбардировщиков до целей, что дает возможность отменить выполнение ими боевой задачи в случае запоздалого разрешения кризисной ситуации политическим путем. Возможность обратных действий РВСН и ракетных подводных лодок стратегического назначения (РПЛСН) после получения команды на применение оружия полностью исключена;

возможности подъема стратегических бомбардировщиков в воздух до принятия решения на применение ЯО в период непосредственной угрозы агрессии, тем самым обеспечивая гарантированное их применение при любых условиях возникновения и эскалации конфликта.

И, наконец, главным преимуществом стратегических бомбардировщиков является их способность при соблюдении ряда условий выйти большей частью сил из-под удара противника. А в случае несения самолетами боевого дежурства в воздухе в момент удара противника их живучесть и боевая устойчивость будут практически абсолютными.

Однако на сегодняшний день в дальнейшей авиации (ДА) существует целый ряд вопросов, требующих решений, что становится особенно актуальным в условиях проводимого широкомасштабного реформирования ВС. Одним из таких вопросов является возможность обеспечения живучести КРВБ, по тем или иным причинам не задействованных в первом ударе АСЯС(*). В случае нанесения противником ударов по базам ДА потеря второго БК приведет к снижению боевого потенциала в последующих ударах. Кроме того, сама возможность нанесения последующих ударов стратегическими бомбардировщиками ставится под вопрос.
_____________
* В дальнейшем, для краткости, КРВБ, не задействованные в первом ударе, будут именоваться вторым боекомплектом (БК).


Возможность нанесения авиационным компонентом СЯС последующих ударов обусловлена следующими факторами:

во-первых, своевременный выход из-под удара, осуществляемый при соблюдении ряда условий, позволяет избежать уничтожения в первом, самом мощном, ядерном ударе противника;

во-вторых, успешному выполнению пусков КРВБ в первом вылете будет способствовать тот факт, что, действуя совместно с РВСН и силами флота, стратегические бомбардировщики будут использовать результаты ударов МБР и БРПЛ, учитывая их подлетное время, что подразумевает определенную степень нейтрализации систем управления оружием и ПВО противника;

в-третьих, с учетом габаритно-массовых и технических характеристик КРВБ имеется реальная возможность их транспортировки в отличие от крупногабаритных баллистических ракет в заданные районы, в данном случае - на аэродромы посадок стратегических бомбардировщиков и быстрой подготовки их к применению(7).

Решение данного вопроса осложняется тем, что в случае успешного вывода из-под удара второго БК последовательно возникают еще две задачи: сохранения и последующей своевременной доставки этого БК экипажам стратегических бомбардировщиков для подготовки к повторному вылету. Решение этих задач, особенно последней, в полной мере будет зависеть от состояния транспортной инфраструктуры, ее способности оперативно и своевременно обеспечить выполнение действий в условиях ведения войны, в том числе и с применением ЯО. Однако современное состояние транспортной сети даже в условиях мирного времени не обеспечивает в полной мере потребности обороны и национальной безопасности(8).
_____________
7. Марковский В., Перов К. Крылья судного дня // Мир оружия. 2005. № 4.; Мороз С, Попсуевич С. Управляемые ракеты дальней и морской авиации СССР. М.: Майор, Пилот, 2001.

8. Теребнев Л. Проблемы использования железнодорожного транспорта в интересах решения задач транспортного обеспечения военной организации государства // http://naukaxxi.ru/materials/autor/27/.


Существуют также специфичные условия, возникающие под влиянием таких факторов, как неопределенность и время. Так, фактор неопределенности вступает в силу при оценке состояния аэродромной сети после обмена ударами и, как следствие, заблаговременном определении районов доставки второго БК. Влияние фактора времени выразится в сложности определения оптимального момента начала действий по сохранению второго БК, а также во временных ограничениях завершающего этапа доставки сохраненных КР экипажам стратегических бомбардировщиков.

В условиях когда в ВС США принята концепция «быстрого глобального удара» (Joint Global Strike), т. е. захвата стратегической инициативы на начальном этапе войны в целях воспрепятствования проведению противником асимметричных действий, в том числе с применением ЯО, и последующего наращивания им сил, определяющим становится фактор времени. Другими словами, тот сценарий, который применялся при проведении операций в Ираке и Афганистане, когда происходило относительно длительное наращивание группировки сил перед началом активной фазы, вряд ли будет реализовываться по отношению к противнику, который обладает возможностью осуществления превентивных действий. Исходя из этого можно сделать вывод о том, что период непосредственной угрозы агрессии будет минимальным, либо отсутствовать вообще. Данное обстоятельство ставит под вопрос возможность выполнения всего комплекса обеспечивающих мероприятий, проводимых в рамках стратегического развертывания в период непосредственной угрозы агрессии, в том числе и в интересах АСЯС.

Исходя из вышеизложенного целесообразно говорить о необходимости корректировки существующей системы стратегических действий (ССД) с целью адаптации ее к современным взглядам вероятного противника на ведение войны и создания в рамках ССД подсистемы обеспечения последующих ударов стратегических бомбардировщиков. Целью функционирования данной подсистемы будет решение трех последовательно возникающих задач: вывод из-под удара, сохранение и доставка второго БК, тем самым снижение степени влияния фактора неопределенности при планировании последующих ударов.

Специфическими принципами вновь формируемой системы обеспечения последующих ударов будут: целостность, т. е. высокая степень взаимосвязи всех ее элементов; адаптивность системы к условиям функционирования, т. е. обеспечение соответствия ее внутренней организации и внешних условий работы объективным потребностям; оптимизация структуры системы, состоящая в достижении высокой степени соответствия ее элементов целям, ради которых она создается. При этом одним из важнейших признаков будет ориентация системы на конечный результат, т. е. все элементы системы должны гарантированно выполнить определенные для них действия в условиях внезапного ракетно-ядерного нападения.

Актуальность всестороннего исследования обеспечения живучести второго БК и его выдачи экипажам стратегических ракетоносцев обусловлена недостаточно четким изложением данного вопроса в существующих нормативных документах. Требуется создание научно-методического аппарата для обоснования самой возможности обеспечения стратегических бомбардировщиков, выполнивших первый вылет, вторым боекомплектом в условиях активного противодействия противника. Формирование такой системы приобретает еще большую актуальность по мере сокращения СЯС, когда значительное уменьшение количества боевых средств должно быть компенсировано за счет их более гибкого и эффективного использования в различных формах боевых действий, адекватных складывающейся военно-стратегической ситуации.

И в заключение необходимо отметить: осознание противником того факта, что неприемлемость наносимого ему ущерба может быть достигнута не только в первом ответно-встречном или ответном ударе, потенциал которого он всеми силами будет стремиться снизить, в том числе за счет применения системы ПРО, но и посредством гарантированного нанесения последующих ударов, является весомым фактором ядерного сдерживания.

Военная мысль. 2011. № 2.

С уважением, Пауль.