От Пауль Послать личное сообщение Ответить на сообщение
К All Информация о пользователе Ответить по почте
Дата 11.02.2019 09:18:04 Позвать санитаров Версия для печати
Рубрики WWII; Флот; Искусство и творчество; Игнорировать ветку Найти в дереве

Малоизвестный фильм

ЛОЖНЫМ КУРСОМ

Одесская киностудия выпустила, новый художественный фильм «Прощай», авторы которого обратились к теме Великой Отечественной войны, к образам моряков-черноморцев. Режиссером-постановщиком и сценаристом картины является поэт Григорий Поженян, хорошо известный во флотской среде. К сожалению, его последнее выступление на поприще кино нельзя признать удачным. Фильм не встретил одобрения военных моряков, участников войны. Многое в нем, наоборот, вызвало недоумение и разочарование.

Попытаемся коротко изложить сюжет: Если опустить многозначительные безмолвные кадры и музыкально-поэтические монологи, которыми наводнена картина, он сводится к следующему.

Прибывшему в Ялту дивизиону торпедных катеров поставлена задача перекрывать врагу выходы из Севастополя, который вот-вот будет освобожден советскими войсками. И, в частности, надо уничтожить «Лолу», немецкий парусник, перевозящий военные грузы и офицерский состав. Но на борту «Лолы» севастопольские дети, которые используются врагом как помеха нашим торпедным и воздушным атакам. И потому герои фильма решают взять фашистское судно... на абордаж (эффектно-романтическое решение!).

Но в бой идет и гибнет в нем именно тот из катерников (Чудаков), которого друзья уговорились уберечь от опасности, зная, что ему предстоит стать отцом. Таков «каприз судьбы» или таковы последствия поведения другого героя, названного в картине именем Подымахина: выкупавшись в ледяной воде и захворав, он отстраняется командиром от боевого задания. Подымахина молча и категорически осуждают. («Я бы застрелился», — говорит один из его товарищей). Но он успешно повторяет операцию по захвату парусника, хотя получает тяжелое ранение.

Вот, в чем состоит основная сюжетная линия, рядом с ней развиваются другие, менее важные, и перед зрителем возникает обстановка жизни боевых офицеров-катерников, такая, какой ее представляет сценарист и режиссер Поженян. Однако представление об этой жизни у автора очень смутное, приблизительное, а то и подменено неудачной фантазией. (Хотя в заметке, опубликованной в журнале «Советский экран», писалось, что в своем фильме Поженян «расскажет о том, что видел»). Мне довелось командовать соединением торпедных катеров Черноморского флота и участвовать в боевых операциях по освобождению Крыма как раз на коммуникациях, связывающих Севастополь с Констанцей и другими портами. В моей памяти живут воспоминания о дружном, сплочённом коллективе военных моряков, в том числе офицеров, которые делили военные опасности и трудности сурового быта. Возвратившись после ночных боев во временные пункты базирования, они спешили привести катера в боевую готовность, а в оставшееся очень короткое время вынуждены были отдыхать либо на катерах, либо вблизи от них, чтобы в любую минуту успеть выйти в море по тревоге.

Я невольно сравниваю моряков, показанных в фильме «Прощай», с моими товарищами по войне. Нет, тем некогда было расхаживать не спеша по городу в теплых «канадках» (да еще в жаркую погоду) или распивать вино под манерные «гардемаринские» песни. Офицеры обедали вместе с матросами, частенько тут же возле катеров, и не помышляли ни о каких кают-компаниях с хорошо сервированными столами и вестовыми. Но и при всех трудностях, без элементарных бытовых удобств моряки были жизнерадостны, умели весело подначивать друг друга и все же помогать тому, кто оступался. Нет, они не окружили бы ледяной стеной бойкота своего товарища, как Подымахина в фильме... И за что, собственно, так ополчились на него, будто он совершил подлость?

В фильме немало мелочей и деталей, которые свидетельствуют, что автор или не знает избранной темы или просто пренебрегает очевидными и истинными фактами. Встречающиеся по ходу картины нарушения субординации и уставных порядков, курение во время боевого похода и многое другое — все это, накапливаясь, не может не раздражать. В качестве примера сошлемся на кадры, где вместо команды сняться со швартовов, подаваемой обычно свистком или жестом, офицер засовывает пальцы в рот и залихватски свистит.

И, наконец, история с абордажем парусника, разворачивающаяся в заключительных эпизодах фильма. Совершенно неправдоподобная история. Прежде всего, такого случая абордажа парусного судна во время минувшей войны не было ни в период боев за Крым и ни в какой другой период ни на одном из наших флотов. Да так, как это показано в картине, и быть не могло. Комдив по ходу киносюжета рассказывает, что немцы используют деревянный мелкосидящий парусник «Лола» для доставки взрывчатки в Севастополь и эвакуации оттуда в Констанцу высших офицеров, поскольку такому паруснику якобы не страшны ни магнитные, ни якорные мины. Но... парусное судно, которое мы видим в фильме, не полностью антимагнитно, и на мелководье магнитные мины опасны ему, как и прочим судам. Не застраховано оно и от якорных мин, так как имеет осадку не менее метра. Кроме того, из-за тихоходности и малой маневренности подобный парусник особенно уязвим. И на таком-то утлом суденышке, по версии автора картины, гитлеровское командование вывозило из осажденного Севастополя высшее офицерство, которым дорожило?

А севастопольские ребята, на вражеской «Лоле» как гарантия от наших атак — это тоже выглядит явной выдумкой при всей драматической остроте самой ситуации. Ведь разглядеть детей на палубе, да еще под парусами, не только ночью, но и днем было бы невозможно. Любые вражеские транспорты топились в то время нашими летчиками, подводниками и катерниками. Нейтральных в том районе попросту не существовало.

В упомянутой заметке «Советского экрана», появившейся еще до выхода картины «Прощай», сообщалось: «Герой фильма Матвей Подымахин, которого играет Виктор Авдюшко, совершает подвиг — берет на абордаж вражеский парусник «Лолу»... Кстати, это был подлинный случай, единственный случай абордажа, совершенный в Великую Отечественную войну...»

После этой публикации многие черноморцы, ветераны войны, недоумевали, как мог «нагородить такую околесицу» автору сценария Герой Советского Союза капитан 1 ранга Матвей Прокофьевич Подымахин, выведенный в картине под невымышленной фамилией.

Но Подымахин был тут ни при чем. В ответ на мое письмо он написал: «...я категорически отвергаю какую-либо причастность к стряпне этого сценария, тем более к указанному эпизоду абордажа...» Да и зачем этому честному офицеру заниматься выдумками, коль настоящих подвигов у Подымахина и его замечательного экипажа было вполне достаточно даже не для одного интересного фильма. Ведь его торпедный катер № 85 нередко назначался флагманским и шел в бой во главе соединения, обеспечивая бесперебойное управление другими катерами.

Я не специалист, чтобы оценивать художественные стороны фильма и всерьез судить о них. Мне представляется лишь, что многие стилевые приемы кинокартины чрезмерно многозначительны и выглядят как оригинальничанье. Поэтические монологи Г. Поженяна с современной музыкой М. Таривердиева, заполняющие «мертвые» промежутки и немые кадры, кажутся недостаточно оправданными, а их выразительность искусственной.

Автор художественного произведения имеет право строить его так, как считает нужным и как подсказывает ему творческая фантазия. Но если при этом прикасаются к действительным фактам и берут настоящие имена героев, то это обязывает не забывать о такте, мере и правдивости обобщений.

Подвиги, совершенные нашими людьми в годы Великой Отечественной войны, были сами по себе настолько удивительны, что их отображение могло бы послужить основой самого увлекательного сюжета. И ни в каких фантастических усилениях и приукрашиваниях они не нуждаются.

Вот о чем я подумал, когда посмотрел фильм «Прощай», оставивший у меня чувство досады и горького разочарования.

Контр-адмирал В. ПРОЦЕНКО.

Красная звезда. 1967. 17 марта (№ 64).


Современная рецензия на фильм:

https://www.kinopoisk.ru/user/1345576/comment/1685607/

С уважением, Пауль.