От Samsv Послать личное сообщение Ответить на сообщение
К Пауль Информация о пользователе
Дата 30.01.2019 12:38:48 Позвать санитаров Версия для печати
Рубрики WWII; Искусство и творчество; Игнорировать ветку Найти в дереве

Ну так статья написана поэтом и очеркистом, он лучше знает,как надо было писать.

>ВОПРЕКИ ПРАВДЕ ЖИЗНИ

>В журнале «Новый мир» (№ 1—2 за 1966 год) опубликована повесть Василя Быкова «Мертвым не больно». Имя автора ряда ранее изданных и удачных произведений широко известно, и поэтому возникает естественный интерес к его новому произведению.


>Полковник С. БАРЕНЦ.


Приветствую!

Так мы вышли на Балтику. Свершилось то, чему были подчинены все усилия войск 1-го Прибалтийского фронта со времени окончания Витебской операции. Прибалтийская группировка противника была рассечена надвое. Успех этот, разумеется, разделяли все воины фронта. Одновременно с нашей армией к морю прорвались части 5-й гвардейской танковой (севернее Мемеля) и 51-й армий (южнее Руцавы).

С членом Военного совета С. И. Шабаловым мы проехали к побережью. Оставили машину за каменным домиком, дальше пошли пешком. Был хмурый осенний день с мелким дождем и холодным ветром, серая лента шоссе уходила на юг. На обочине два бойца приколачивали к столбу прямоугольник фанеры с надписью: "Товарищ! Эта дорога — в Восточную Пруссию. Вперед, на Тильзит!" Мы пересекли шоссе. В песчаных дюнах, в выемке, находилась полевая кухня. Поодаль, развернув башни стволами к морю, стояли танки. Вокруг одного из них сгрудились танкисты. С котелками в руках, закинув голову, они смотрели на рослого офицера. А он, опершись на башню, громко и вдохновенно читал стихи: [302]

Шумела Балтика. Валы
Катились пенной чередою.
Как стрелы, вырвавшись из мглы,
Летали чайки над водою.
Над морем таял синий мрак,
И вдруг зардело, засияло...

В этот миг над морским горизонтом, где в туманной мгле маячили фашистские военные корабли, сверкнул орудийный залп. Докатился тяжелый гул, снаряды рванули где-то за спиной, за дорогой. Но никто из танкистов даже не обернулся. Поэт, пренебрежительно махнув рукой в сторону кораблей, продолжал:

На маяке взметнулся флаг,
Прорезав тучи светом алым.
Бил в берег яростный прибой,
Кружились чайки на просторе.
Мы пили солнечный настой,
Ногою твердой став при море...

— Узнаешь? — спросил меня Сергей Иванович.

Ну конечно! Это был Сергей Кузьмич Баренц, один из корреспондентов армейской газеты, очеркист и поэт, всегда искавший тематику своих произведений на переднем крае войны — в стрелковом окопе, в танковом десанте, на артиллерийских огневых позициях.

Нас заметили, кто-то подал команду, Баренц спрыгнул с брони, направился к нам.

— Когда же, Сергей Кузьмич, успел сочинить? — спросил Шабалов.

— Сегодня. В такой час не ты к рифме, но она к тебе спешит.

— Хорошие стихи. Но не обессудь за прозаический вопрос: почему "солнечный настой" в такую хмурь?

— Верно, погода не праздничная, — согласился Баренц. — Но вижу в ней солнце, ничего не поделаешь.

Возвращались к машине уже втроем, говорили о поэзии на войне, я вспоминал Алексея Суркова, его "Землянку", минные поля сорок первого, с которых ушла в большую жизнь эта песня. Баренц рассказывал нам о технике поэтической работы, о том, как мучительно трудно бывает осмыслить то или иное событие и, наоборот, как иногда неприметная деталь вырастает вдруг в художественный образ. Цитировал Пушкина, Лермонтова, Некрасова, потом спросил: [303]

— Не упрекнут меня за последнюю строку?

— "Ногою твердой став при море"?

— Да. За пушкинскую строку.

— За что ж упрекать? Это давний обычай. Дань глубокого уважения к великому поэту...


[ http://militera.lib.ru/memo/russian/beloborodov2/14.html ]

>С уважением, Пауль.
С уважением, Samsv, http://samsv.narod.ru