От Пауль Послать личное сообщение Ответить на сообщение
К All Информация о пользователе Ответить по почте
Дата 30.11.2018 09:13:47 Позвать санитаров Версия для печати
Рубрики 1917-1939; Искусство и творчество; Игнорировать ветку Найти в дереве

Бывший командир 25-й чапаевской сд И.С. Кутяков о к/ф "Чапаев"

И. Кутяков

Триумф советской кинематографии
(О кинокартине «Чапаев»)

Фильм «Чапаев» снимался почти исключительно на Волге, в лагерях Калининской стрелковой дивизии.

Действие в картине протекает в Заволжских и Уральских степях. Климат там сухой, осадков выпадает крайне мало. Но 1933 год, когда производилась с’емка, выдался очень дождливый. Лето было хмурое, и туманное, солнце выглядывало очень редко и то не надолго.

Между тем, когда погиб Чапаев, стояло, выражаясь по-народному, «бабье лето». Было сухо и жарко. С Каспийского моря налетали сильные порывы ветра, было так пыльно и душно, что не было возможности дышать.

Когда чапаевские войска прорывались из белого казачьего кольца, то от взрывов снарядов, под влиянием все усиливающегося ветра выгорели казачьи станицы на громадном пространстве. Во время этого небывалого пожарища в богатейшем краю Урала погибли огромные богатства, накопленные многими поколениями.

Все это должно было создать известный фон для картины в смысле климатических условий. Лето 1933 г., как мы уже говорили, стояло дождливое. Это создавало большие трудности для с’емки картины.

Вторая трудность — это участие в с’емке более тысячи курсантов и сотни лошадей с повозками, что конечно мешало нормальной учебе дивизии, тем более что из-за дождя, неоднократно приходилось откладывать с’емку. Но недовольно было только командование дивизии, курсанты же полковых школ и снайперы с огромным удовольствием шли к «акробатам», так они называли кинооператоров. Их старания дали замечательный по своей силе «бой капелевцев» и так называемую «психологическую атаку».

И все же, несмотря на огромную работу, проделанную начиная от бр. Васильевых и кончая курсантами, закончить съемку в 1933 г. так и не пришлось. Лето 1934 г. наоборот было сухое, изобиловавшее ясными днями, небо было безоблачное, что сильно помогло закончить с’емку картины.

Только комдив продолжал ворчать, что отрывают бойцов от учебы... Но в середине лета, когда были показаны отдельные кадры из «Чапаева», ее отдельные куски из фильма «схватили за нутро» каждого смотрящего и ошеломляли своей реальностью и художественностью, то всякие жалобы и претензии по адресу настойчивых кинооператоров прекратились.

Фильм «Чапаев» был закончен. Этот «великан» является детищем не только бр. Васильевых и артистов, но и частей Калининской стрелковой дивизии и в частности курсантов полковых школ и снайперов.

Зарождение фильма «Чапаев» вызвано тем обстоятельством, что на протяжении ряда лет уже идет постановка «Чапаева» на сцене Московского драматического театра, которая не удовлетворяла не только всех чапаевцев, но и самих авторов.

В 1932 г. А. Н. Фурманова и начальник исторического отдела ЦДКА т. Трофимов написали сценарий для кино, исключительно по известной книге покойного Д. А. Фурманова, бывшего военкома 25 дивизии, командиром которой в то время был В. И. Чапаев.

Известная повесть Фурманова «Чапаев» написана покойным Д. А. Фурмановым на основании его пребывания в Чапаевской дивизии в 1919 г. на протяжении всего лишь 5 месяцев. Это то время, когда Чапаевская дивизия действовала против белых полчищ адмирала Колчака. Поэтому как и в этой книге, так и в разработанном сценарии тт. Трофимова и Фурмановой не был освещен красногвардейский период (1918 г.) тяжелейшей борьбы с уральским контрреволюционным казачеством, например первые походы на Уральск — станицу казачества, восстания кулачества Заволжья, бои с чехо-словаками и пр.

Когда зачитывался сценарий, товарищи, принимавшие участие в ого обсуждении, указали на все недостатка сценария и посоветовали режиссерам бр. Васильевым его переработать, предварительно переговорив с рядом живых свидетелей и участников этой эпопеи, между прочим с членами Чапаевского землячества в Москве и Ленинграде.

Режиссеры Васильевы добросовестно выполнили эти указания. Они беседовали со многими чапаевцами, в том числе и с живыми свидетелями гибели Чапаева, которые по воле судьбы остались жить, например с начальником снабжения 1 бригады Чапаевской дивизии т. Белобородовым. По его рассказам и начинается первая картина фильма.

На полотне изображен разгром чехо-словаками полка Стеньки Разина под селом Гусихой на р. Иргиз 1 сентября 1918 г. Вторая картина, в которой Чапаев поучает командира 1 бригады Еланя, где должен находиться командир в различные фазы боя, написана на основании моего рассказа.

Режиссеры Васильевы на протяжении 1933 и 1934 гг. проявили много упорства; своими расспросами они буквально мучили тех чапаевцев, которые знали лично интимную жизнь покойного Чапаева. Они ездили в Саратов, Уральск и Лбищенск, опрашивали на местах не только чапаевцев, но и тех белых казаков, которые по своей несознательности вели вооруженную борьбу против советской власти. Ими прекрасно было изучено место гибели В. И. Чапаева.

Режиссеры Васильевы проявили смелость и настойчивость, исключительно присущие работникам кино. Десятки раз они специально приезжали, из Ленинграда в Москву, чтобы побеседовать на темы, как Чапаев сердится, как ругается, какой у него был выговор: на «о» или на «а», как он картавил, какие буквы не выговаривал, пил ли он водку, курил ли...

Первое время я им рассказывал с удовольствием, а потом все это надоело и я не раз залпом отвечал, что Чапаев картавил, не выговаривал букв «л» и «ф», не пил и не курил, но был, мол, увлекающейся и вспыльчивой натурой. Меня больше всего бесило, когда Васильевы упрашивали меня точно воспроизводить ругань Чапаева, похожую на его голос и интонацию...

Ведь по правде сказать, тогда, в 1918—1919 гг., мы за своим начальством не наблюдали да и не могли думать тогда, что В. И. Чапаеву будет воздвигнут в Самаре бронзовый памятник 14 м высотой. Разве мы тогда знали, что мы — герои и делаем величайшее дело, заслуживающее бронзы, различных книг, театров и пр.?

Режиссерам Васильевым удалось талантливо, правдиво, реально и красочно не только написать сценарий «Чапаев», но и показать его на экране.

Мы об’ясняем их успех исключительно тем, что они не выдумывали в тиши кабинета кадры и картины, а изучали подлинные материалы. Они опросили сотни чапаевцев как в Москве, так и в Ленинграде, живых свидетелей и участников боев с уральским белым казачеством, чехо-словаками, с белой армией самарской учредилки, армией адмирала Колчака и белополяками; опрашивали чапаевцев на местах, приезжая специально для этого в Саратов, Уральск и Лбищенск; они опрашивала очевидцев гибели В. И. Чапаева, а также оставшихся в живых бывших белых казаков.

Бр. Васильевы не только детально изучили общий ход боевых событий, хронологию и картину боев — они детально изучили интимную жизнь покойного В. И. Чапаева по разным источникам.

Они точно знали образ Чапаева, его манеру держаться, жесты, привычки. Они изучили его выговор. Благодаря этому они смогли точно инструктировать талантливого актера Бабочкина, а последний умело и исторически правдиво передал не только образ Чапаева в целом, но и поразительное внешнее сходство с Чапаевым, буквально до деталей, начинал от манеры держаться, выговора, интонации голоса и т. д.

В общем бр. Васильевы своей упорной, кропотливой работой и талантливой, бесподобной игрой артиста Бабочкина воскресили в памяти стариков, знавших лично В. И. Чапаева, и возродили в мозгу нашей молодежи и подрастающего поколения героя Чапаева.

Бр. Васильевы весьма умело и правдиво преподнесли зрителю батальные кадры «Чапаева». К примеру сказать, известная «психологическая атака» 25 Чапаевской дивизией капелевцев под г. Уфой — не выдумка, а быль. Этот эпизод происходил в трехдневном бою семи стрелковых полков 25 Чапаевской дивизии на р. Белой, в районе Красный Яр и деревни Турбаслы.

Корпус Капеля и офицерские ударные части Колчака 7 и 8 июня 1919 г. ходили в атаку и штыковой бой ротными и вводными колоннами против редких цепей красных чапаевских полков. За 3 дня на стороне белых было убито до 3 000 бойцов, из состава полков Чапаевской дивизии убыло до 2 000 бойцов; были ранены М. В. Фрунзе, начальник Политуправления фронта Тронин и сам В. И. Чапаев.

7 и 8 июня офицерские и юнкерские части не раз опрокидывали своими колоннами красные чапаевские цепи. Неоднократно белые части заставляли наши полки в панике откатываться к р. Белой. За эти двое суток чапаевцам удалось продвинуться лишь на 3—5 км от реки, но 9 июня 1919 г., когда чапаевские полки переправили на правый берег р. Белой до 30 орудий и до 200 пулеметов и в резерв была подтянута бригада т. Сангурского 31 Туркестанской дивизии в 5 км от линии огня, то обстановка резко изменилась для красных в лучшую сторону. Когда белые применили 9 июня атаку чапаевских цепей своими офицерскими колоннами, то они были сметены пулеметным и артиллерийским огнем чапаевцев.

Я как сейчас вижу движение белых колонн по огромному полю высокой ржи. Это было около 5 часов утра 9 июня, а к 8 часам, т. е. через 3 часа, это поле высокой ржи было скошено пулеметным огнем чапаевцев и на каждой квадратной сажени лежали трупы белых юнкеров и офицеров, щеголевато одетых в черные суконные френчи с Георгиевскими крестами и прочей былой мишурой… В результате армия генерала Ханжина в панике отошла за Уральский хребет, чапаевцы же заняли г. Уфу.

На полотне этот бой изображён весьма реально, без всякой театральности. Верно переданные психологические переживания бойцов удались, как мне кажется, не только потому, что бр. Васильевы обладают большой эрудицией, но вероятно еще и потому, что оба брата — участники гражданской войны, которым лично не раз приходилось смотреть в глаза смерти и переживать нервозность и напряженность боя.

Безусловно режиссерами Васильевыми были подобраны талантливые артисты, игра, энергия и старания которых создали фильм «Чапаев». Артист Бабочкин сыграл роль свою бесподобно и запечатлел образ Чапаева навеки.

Артист Блинов очень талантливо передал вообще образ идеального комиссара гражданской войны — Д. А. Фурманова. Артисты Кмит и Шкурат прекрасно исполняли роли ординарцев Чапаева и Бородина. Ординарец гражданской войны не только подает смиренно чай и стелит чистую постель своему командиру, он прежде всего предан власти, за которую он борется. Из этого у него и возникает личная любовь и привязанность к своему начальнику. Ординарец — умный, развитый, храбрый боец, он — лучший боец части.

Режиссеры Васильевы это тонко поняли, а артисты талантливо сыграли роли ординарцев в «Чапаеве».

Артист Чирков дал идеальный образ середняка-крестьянина. Среднее крестьянство в то время принципиально стояло за победу Красной армии над адмиралом Колчаком. Но ему претили, как вообще всем труженикам, безобразия и мародерства отдельных шкурнически настроенных бойцов любимой ими Красной армии.

В игре артиста Чиркова, в мимике и в блеске его глаз, в движениях рук и головы весьма ярко выражена любовь крестьян к Красной армии и недовольство отдельными безобразиями, хотя в его лице и находила выражение старая пословица: «где лес рубят, там и щепки летят».

Нельзя обойти молчанием игру артистки Мясниковой. Она своей талантливой игрой воскресила весь героизм, проявленный в боях гражданской войны не только женщинами-чапаевцами, но и вообще всеми женщинами, участницами боев.

Ее работа на пулемете при отражении атаки капелевцев — не что иное, как шедевр боевого напряжения и выдержки. Этот момент у многих девушек-комсомолок, работниц и колхозниц нашей страны вызывает восхищение революцией и зависть Анке. Каждая женщина ставит себя на место Анки и думает, что и любая из них поступила бы так же, как и Анка.

Передать столь правдиво психологию бойца в бою могут только неподдельный талант и мастерство артистки Мясниковой.

При создании кинофильма «Чапаев» была проявлена большая любовь, энергия и забота по материальному обеспечению со стороны дирекции Ленинградской кинофабрики в лице тт. Шостака, Шнейдермана и т. Ионисяна, что помогло бр. Васильевым создать столь блестящий и сильный фильм, как «Чапаев».

Подкупает историческая точность в картине — люди, места боев, сроки события

Первая картина — приезд Чапаева и доставание оружия из реки. Этот факт имел место в 1918 г. 1 сентября, после разгрома 218 Стеньки Разина полка на р. Иргиз, под селом Гусиха Пугачевского уезда. Дело происходило так.

В конце августа Чапаев произвел кустарную мобилизацию в пяти волостях: Ивановской, Ивантеевской, Товалжанской, Порубеженской и Яблоновской Пугачевского уезда. Было призвано десять возрастов по принципу соблюдения классовых интересов: 25% бедняков, 25% середняков и 50% кулаков.

Из этой пропорции видно, что кулаков значительно было больше, чем бедняков. Этим Чапаев хотел переложить тяжесть боев гражданской войны на кулачество. Некоторые явились в: части лишь под угрозой обстрела артиллерией тех сел и деревень, которые не выполнят приказа Чапаева. Поэтому в каждом полку Чапаевской бригады было до 3 000 бойцов.

В 1918 г. политработа велась только митинговым способом и то лишь в тех крайних случаях, когда начинали ходить злостные слухи о поражении на каком-либо участке фронта, о падении советской власти в Москве и Ленинграде и т. д.

Партячеек в ротах организовано не было, поэтому мобилизационным силам кулачества представлялась если и не полная возможность враждебной агитации, то они всегда могли договориться об измене революции. Между прочим кулацкая часть молодежи отлично разбиралась политически, ибо она умственно и в культурном отношении достаточно была развита. Она точно себе представляла, за что борется Красная армия. Среди них было много эсеров, которые нелегально поддерживали связь с Самарой, где в то время царствовала «Учредилка». Через посредство ее мобилизованное кулачество имело связь с чехо-словацкими отрядами капитана Чечика.

Вот почему в ночь на 1 сентября 1918 г. главные силы чехов атаковали в селе Гусихи 2 Стеньки Разина полк. В то время полки бригады Чапаева были разбросаны друг от друга на 20—30 км и оказать быструю помощь друг другу физически были не в силах. Самого В. И. Чапаева при бригаде не было, он как раз выехал в район Семенихи в Пензенские и Балашовские полки, которые под давлением уральских казаков спешно отходили к г. Пугачеву на политическую и экономическую базу Чапаевской дивизии. Мы в то время страшно опасались, что казаки смогут конными налетами с тыла захватить город. В общем Чапаеву в этой бригаде нужно было навести порядок.

На рассвете 1 сентября чехо-словацкие отряды капитана Чечика внезапно атаковали Стеньки Разина полк, который разведку организовал плохо. Внезапность, темнота, стрельба внутри села Гусихи — стреляли кулаки по своим красным командирам — все это не дало возможности развернуться бою как следует и командиры взводов, батальонов и рот были или перебиты или же ранены. Тогда командир полка лично повел в атаку свой последний резерв — пешую разведку, которая комплектовалась исключительно из старых добровольцев-красногвардейцев, с целью выбить прорвавшиеся части чехо-словаков из села Гусихи. За пешей разведкой втянулось в атаку до двух рот 1 батальона Михайлова.

В результате чехи залегли и открыли ураганный огонь из большого количества ручных пулеметов; передовые бойцы обеих борющихся сторон приняли штыковой бой, но в это время был тяжело ранен командир Стеньки Разина полка. Это обстоятельство весьма сильно подействовало на успешно идущих в штыки пеших разведчиков красных. Получилось замешательство, которое через несколько минут превратилось в панику. Так как восстановить порядок было некому, ибо весь начсостав полка был перебит, то отход разницей был возможен лишь по единственному пловучему мосту через р. Иргиз. Масса красных бойцов устремилась в этом направлении, но отходящая па галопе шестиорудийная батарея разинцев проломила мост. Пролетели только 2 орудия, остальные утонули в реке...

Таким образом отходящие цепи и толпы разинцев оказались в критическом положении. В селе из окон домов расстреливали в упор «свои же, так называемые бойцы-кулаки». На берегу реки чехи кололи штыками. Бойцам-разинцам пришлось отходить вплавь через широкую реку, причем чехи расстреливали их, как уток на озере. Многие бойцы побросали оружие в реку, с тем чтобы оно не досталось в руки врагам.

Тяжелая была картина. Даже и теперь, по прошествии многих лет, с горечью вспоминается этот позорный бой. Убитых и раненых было до 800 человек. 1 200 кулаков сдались в плен, остатки же полка, босые и голые, в панике отходили к г. Пугачеву. Вот в это-то время Чапаев на тройке в тарантасе возвращался из Пензенского и Балашовского полков. Своим появлением оп остановил панический бег Стеньки Разина полка, заставил остаток босых и голых бойцов без оружия атаковать Гусиху, но не с юга, а с запада.

Чехи с пленными кулаками отошли к Ивановке. Тогда Чапаев заставил вытаскивать орудия, пулеметы и винтовка из р. Иргиз. Этот так верно показанный эпизод — не выдумка режиссеров Васильевых, а настоящий исторический факт.

Вторая картина — это поучение Чапаевым командира 1 бригады Еланя. Чапаев говорит, где должен находиться командир в различные фазы боя. Случай этот был со мной лично, после первого моего ранения. Философия Чапаева была вызвана не только одним моим ранением, а массовым выбытием из строя всех звеньев начсостава в конце августа и начале сентября 1918 г. Тогда были убиты 3 командира полка и ранены командиры полков Михалев, Плясунов, Чуркин и др. Как теперь, так и тогда было известно, что без хозяина, т. е. командира, часть — сирота: без командира в полку редко бывает порядок, в особенности на войне и в частности в бою. Чапаев тогда ярче всех нас это представлял. Он был главный хозяин и начальник, поэтому с этого времени он начал жестоко наказывать и ругать тех командиров, которые очень часто получали в бою ранения, но отнюдь это не значит, что Чапаев уважал осторожность, граничащую с трусостью. Как правило, если командир не был ни разу ранен, он не представлял его к ордену «Красного знамени», хотя бы данный командир и не раз выигрывал бои у белых. Конечно, если бой оканчивался полным разгромом белых, где брались сотни пленных, десятки пулеметов и несколько орудий, то командир и без ранения был в фаворе у Чапаева и получал вне очереди продвижение по службе и орден «Красного знамени».

Гибель Чапаева

Было начало сентября 1919 г. Солнце палило неимоверно, в народе этот период времени называется «бабьим летом». Особенно жарко было на юге Урала, ведь недаром в районе Гурьева вызревает весьма сочный виноград. По утрам и вечерам дули порывистые, сухие ветры.

Бурный Урал в это время года, как бы не желая нарушать тишину, медленно двигался по широкой степной долине. Берега его обросли вековым камышом, мелким кустарником. На Бухарской стороне пестрели отдельные рощи лиственных пород, резко вырисовывавшиеся на фоне желтых песков и сыпучих дюн.

Казачьи богатые станицы и хутора сиротливо возвышалась на крутых холмах Урала, в них была полнейшая тишина. На широких улицах редко когда встретишь сгорбленного старика или старуху, так как все боеспособное население взято под ружье. Женщины же и дети со всем скарбом и скотом кочевали в тылу своей армии, вблизи фронта, как громадные таборы цыган. Порывистые ветры, дующие с Каспийского моря, подымали по утрам огромные тучи мелкой пыли. Дождей не было более 2 месяцев.

В середине дня, нарушая тишину пыльного дня, слышались отдельные выстрелы орудий, а по вечерам на берегу Урала то и дело раздавались отдельные взрывы ручных гранат заядлых бывших рыбаков-чапаевцев, которые за неимением удочек глушили целые косяки жирной рыбы р. Урала.

Командиры частей поругивали заядлых рыбаков, что те понапрасну губят ручные гранаты, но они ничего не могли с ними поделать, так как густые камыши Урала решительно скрывали «преступных» рыбаков. Да и нечего греха таить теперь: каждому командиру надоело мясо жирных баранов киргизских степей и захотелось полакомиться жирной стерлядкой. Кроме того последние 10 суток все чапаевские части стояли на месте, как бы отдыхали, так по крайней мере комиссары объясняли бойцам это временное затишье. Фактически же части Чапаева не могли двигаться вперед к берегам Каспия к эмбинской нефти на базу генерала Толстова, на Гурьев, куда англичане за нефть и золото везли казакам без перебоя обмундирование, снаряжение, броневики, орудия, снаряды и патроны. И это в то время, когда в частях Чапаева не было ни снарядов, ни патронов, ни обмундирования. Даже больше, не было печеного хлеба, так как части оторвались на 200 км от железной дороги (Саратов — Уральск). Прокормить же 18 полков, т. е. до 40 000 бойцов, за счет подвоза гужевым транспортом в рабочую пору, когда крестьянство Новоузенского, Пугачевского и Бузулукского уездов было занято уборкой хлеба, было затруднительно. Самое же главное — стратегическое положение частей Чапаева было неудачное.

Левый фланг фронта войск Чапаева — группа т. Аксенова в составе шести стрелковых и двух кавалерийских полков — действовал на левом берегу Урала. На Бухарской стороне занять Джамбетинскую ставку группа не смогла, так как она слишком отстала от общего фронта дивизии — более чем на 100 км.

Все это вынудило Чапаева бросить свой последний резерв, группу т. Бубенца в составе двух стрелковых полков и двух кавалерийских дивизионов, из станицы Мергеневской на Бухарскую сторону с задачей ударом с запада захватить Джамбетинскую ставку и отбросить 1 конный корпус генерала Акутина в непроходимые пески р. Эмбы. В связи с этим решением В. И. Чапаева в ночь на 5 сентября группировка его войск была следующая: группа т. Кутякова в составе восьми стрелковых полков, двух кавалерийских дивизионов с 32 орудиями и всей тяжелой артиллерией дивизии была расположена в районе ст. Сахарная; группа т. Бубенца — на Бухарской стороне в движении на Джамбетинскую ставку (в 50 км к востоку от Лбищенска); группа т. Аксенова — в районе озера Чалкар на линии хуторов Тартжимоновский, Мало-Кучинский. Штаб Чапаева и все органы снабжения — в г. Лбищенске.

Анализируя группировку войск Чапаева, мы видим, что штаб и база его не были прикрыты ни одной частью, и это при наличии степной, равнинной местности. Между там армия генерала Толстова почтя целиком состояла из конницы, насчитывавшей до 40 000 всадников, поэтому казачьему командованию не представлялось почти никакого труда совершить рейд на тылы Чапаева. Так как в прямом бою казачья белая пехота и конница не выдерживали атак и напора войск Чапаева, поэтому у генерала Толстова не было другого выхода, как маневрировать и без всякого серьезного столкновения выйти на коммуникацию Чапаева. Нужно помнить к тому же, что благодаря хорошей разведке казаков на их стороне было все казачье население.

Генералу Толстову было до мельчайших подробностей известно, где расположен и чем защищен штаб Чапаева. Последний по существу охранялся дивизионной школой курсантов численностью до 500 человек, остальные части могли оказать первую помощь Чапаеву не раньше как через сутки и даже намного позже.

Генерал Толстов бросает в рейд две кавалерийские дивизии 2 кавалерийского корпуса под командованием генерала Сладкова из района Калмыков, в направлении долины р. Кушум, с задачей захватить г. Лбищенск и уничтожить там штаб и базу В. И. Чапаева. В это время армия генерала Толстова группировалась так:

1 конный корпус генерала Акутина, защищавший Джамбетинскую ставку, действовал против групп тт. Аксенова и Бубенца;

2 кавалерийский корпус, возглавляемый генералом Сладковым, — в движении на г. Лбищенск, а третий сводный корпус генерала Титруева, защищавший направление на г. Калмыков, действовал против группы т. Кутякова.

4 сентября Чапаев со своим военкомом т. Батуриным был в Сахарной, в 1 бригаде 50 стрелковой дивизии, которая не получала 3 суток хлеба. На почве этого было небольшое недоразумение, как тогда называли «волынка» или «буза». В. И. Чапаев собрал митинг, где приказал командующему группой т. Кутякову отобрать от каждого бойца остальных двух бригад по ½ фунта хлеба и передать бойцам 50 стрелковой дивизия. Этими мерами конфликт был улажен. После этого Чапаев пообедал в штабе группы и уехал на Форде в г. Лбищенск. Перед от’ездом военком группы т. Сысойкин очень упрашивал тт. Чапаева и Батурина остаться ночевать на хуторе Варшавском и покушать ухи из стерлядки, но последние наотрез отказались.

5 сентября около 4 часов утра командующий группой т. Кутяков срочно был вызван к телефону заведующим хозяйством Стеньки Разина полка т. Кутузовым. Обозы всех шести полков были расположены в ст. Горяченской, в расстоянии от Лбищенска в 12—15 км.

Тов. Кутузов сообщил, что в Лбищенске слышится не только ружейно-пулеметная стрельба, но уже в течение 2 часов идет артиллерийская канонада. Кутузов сообщил, что около двух полков казаков из Лбищенска двигаются на ст. Горяченскую, вероятно с целью захвата наших обозов. Поэтому Кутузов просил разрешения начать отход обозов шести полков (до 1 000 повозок) на ст. Сахарная.

Тов. Кутяков ответил, что обозы должны остаться на месте, повозками забаррикадировать улицы ст. Горяченской и держаться до 12 часов 5 сентября; к этому времени должна подойти поддержка — кавалерийский дивизион, а к 14 часам — и 1 бригада т. Рязанцева. В случае отхода обозов Кутузов, если останется в живых, будет расстрелян.

Около 5 часов 5 сентября 1919 г. бригада т. Рязанцева была поднята по тревоге и на подводах из ф. Каршенский брошена на Лбищенск на помощь Чапаеву. Ей нужно было пройти до 70 км. К вечеру этого дня она атаковала г. Лбищенск, но 2 конный корпус генерала Сладкова ее отбросил в исходное положение на ст. Горяченскую. Эта вынудило командующего группой т. Кутякова принять командование над 25 Чапаевской дивизией и дать приказ на отход к г. Уральску всем войскам Чапаева, т. е. на выход и прорыв из окружения белого казачьего кольца.

Мы не будем описывать, как совершался отход, а также бои, которые пришлось вести чапаевским полкам после смерти своего вождя Василия Ивановича. Это описание затянуло бы наш рассказ, который и без того длинен. Остановимся лишь на тех моментах, которые до настоящего времени нигде не были опубликованы.

Перед самым отходом главных сил группы Кутякова из ст. Сахарной командир 2 бригады т. Сокол по телефону передал Кутякову, что в Каменном соборе ст. Сахарная запрятаны казаками снаряды — несколько десятков тысяч. Взять их чапаевские части не смогли, так как обозы, транспорты были захвачены в Лбишенске казаками. Командующий группой Кутяков ответил, что их нужно взорвать, чтобы они не достались казакам. Произвести взрыв немедленно было нельзя, так как это послужило бы сигналом для всех красных войск, что ст. Сахарная занята казаками. Но 6 сентября около 14 часов собор взлетел на воздух. Взрыв был настолько силен, что волны Урала разнесли этот гул на сотни километров. От взрывов снарядов загорелась ст. Сахарная, в домах которой и в надворных постройках казаками были спрятаны патроны и ручные гранаты. Огонь делал свое дело. Получался какой-то неописуемый хаос звуков, шум, трескотня и взрывы, дым и пламя, крик животных и птиц. Проскакивали красные дозоры.

Все это создавало ужасную и в то же время сильную картину. Как бы вступая в согласие с огнем, поднялась буря. Языки пламени начали перебрасываться на следующие станицы.

Весь путь отхода чапаевцев к Уральску заволокло дымом и пылью. Пахло гарью.

Около 17 часов 6 сентября бригаде т. Рязанцева удалось захватить г. Лбищенск. 1 конный корпус генерала Сладкова отходил к Уральску.

Группа т. Бубенца по приказу Кутякова от Джамбетинской ставки также отошла к Лбищенску, т. е. встала на левом берегу Урала. Что представлял собой г. Лбищеиок после гибели Чапаева, нетрудно угадать. На улицах у каждого дома было по нескольку трупов, в особенности на берегу Урала и на западной стороне города в районе ветряных мельниц, где были расстреляны все обозники, не только красноармейцы, но и мобилизованные крестьяне Самарской губернии, иными словами около 2 000 трупов, а всего погибло до 5 000 человек. Расстрелы казаки производили партиями по 100—200 человек из пулеметов. На месте расстрела находили тысячи записок на газетной и курительной бумаге. Сильным порывом ветра разносились предсмертные слова расстреливаемых: «Товарищи-чапаевцы, нас ведут на расстрел. Да здравствует советская власть!»; «Отомстите белым гадам за нашу смерть. Да здравствует партия большевиков, да здравствует коммунизм!»

В Лбищенске, усталые, голодные, оборванные, без патронов и снарядов, чапаевские части остановились на несколько часов. Хотелось подобрать раненых и найти труп Чапаева, но все наши поиски окончились безрезультатно. Нашли лишь в бане под полом начальника штаба Чапаева т. Новикова, который был тяжело ранен в ногу и от загрязнения получил заражение крови. Тов. Новиков доложил врид. начдиву 25 т. Кутякову о всем, что произошло в Лбищенске. Наступила темнота, зарево пожара Лбищенска освещало уставшие, напряженные, грозные лица отступавших чапаевцев на Уральск.

8 сентября фронт красных по линии ст. Чижинской, Скворкина, Барбаставу, Федоровской, Дашеной был восстановлен. При восстановлении фронта у казаков было отбито 3 орудия и 2 бронемашины. После смерти Чапаева через 2 месяца Чапаевская дивизия перешла в наступление и за 35 суток разбила наголову Уральскую армию генерала Толстова.

Захватили всю технику и его базу — г. Гурьев, выбросили генерала Толстова с 500 человек в Персию. Советская страна получила громадные запасы эмбинской нефти и 2 млн. пудов бензина, в чем тогда ощущался острый недостаток.

Тов. Ленин прислал телеграмму, в которой благодарил чапаевцев за ликвидацию уральского фронта.

О людях в фильме «Чапаев»

Мы уже достаточно много останавливались на талантливой игре артиста Бабочкина, который дал точную, почти абсолютную схожесть с наружностью Чапаева, не говоря уже о его характере, мимике, манере держаться, разговорной речи. В общем В. И. Чапаев стоит перед нами, как живой.

Д. А. Фурманов как наружно, так и внутренне выведен верно; говорить о нем много не приходится, так как его знали десятки тысяч людей.

Что же касается основной фигуры белых — полковника Бородина, то в его лице выведен один из талантливых офицеров Уральской казачьей армии, не кто иной, как полковник Бородин — богатый помещик Уральского войска.

При налете на г. Лбищенск и разгроме штаба 25 дивизии и гибели самого В. И. Чапаева полковник Бородин командовал Чижинской партизанской кавалерийской дивизией. Части его одни из первых ворвались в г. Лбищенск. Когда бой уже был закончен, Бородин в’ехал во двор одного дома. В это время какой-то раненый чапаевец, старик-обозник, зарывшись в сене, лежал в повозке, спрятавшись от казачьего расстрела, ожидая подхода чапаевских частей. Убедившись, что помощи ждать уже больше неоткуда, он затих и решил погибнуть с честью. Встав с повозки, он в упор выстрелил в полковника Бородина, убив его насмерть. Боец был изрублен ординарцем Бородина. Об этом мне рассказывали пленные казачьи офицеры. О нем упоминалось и в воззваниях генерала Толстова.

В чем сила кинофильма «Чапаев»?

Прежде всего в том, что в «Чапаеве» показаны живые, настоящие люди — они не выдуманы в мозгах пылкой фантазии. Люди показаны такими, какими они были со всеми своими слабостями и сильными сторонами. Главнее же в том, что дана правдивая история боев 25 Чапаевской дивизии и всего фронтового напряжения тот времени, дан кусочек гражданской войны. Безусловно немалую роль играет и художественная сторона постановки «Чапаева», которая преподнесена весьма мастерски и талантливо режиссерами Васильевыми.

Фильм этот вечен.

«Чапаев» говорит о героизме пролетарских масс нашей великой социалистической страны, которые под мудрым руководством партии Ленина—Сталина одерживают одну победу за другой.

Военный вестник. 1934. № 12.

С уважением, Пауль.